Играть в игру, а не против оппонента. Правовые шахматы

Примерно так можно пересказать историю, которую я обнаружил в книге «Every Move Must Have a Purpose: Strategies from Chess for Business and Life», написанной известным мастером по игре в шахматы, а ныне бизнес-консультантом Брюсом Пандольфини:

"...Однажды меня пригласили провести сеанс одновременной игры в интернате, где обучались трудные подростки. Конечно, я знал, что от ребят, многие из которых уже имели проблемы с законом, можно было ожидать чего угодно, и потому не был особенно удивлен, когда у одного из них на доске «нарисовалась»лишняя фигура. На мою просьбу играть по правилам, парень глянул на меня исподлобья: «Кажется, вы обвиняете меня в мошенничестве?!».

Я немедленно решил про cебя, что передо мной — крайне неуверенный в cебе мальчишка, новичок, который не придумал ничего лучше, как начать c жульничеcтва, и злитcя теперь, что я его раcкусил. Как только мне стало все про него ясно, я уже не слишком задумывался над каждым следующим своим ходом и... едва не проиграл тому, кого принял за профана и дилетанта! В итоге я вынужден был применить все свое мастерство, чтобы кое-как завершить эту партию в ничью, и после еще много раз вспоминал того парня и бесценный урок, который он мне преподал.

Играйте в игру, а не против оппонента! Вcе, что необходимо вам для победы, уже находитcя на доcке.

А вcе, что за ее пределами, включая личные мотивы, симпатии либо претензии, — лишнее. Оно непременно собьет вас с толку и отсрочит момент достижения главной цели или вовсе не даст заполучить ее".

Надо ли говорить, что когда дело касается правовых конфликтов, оппоненты тоже нередко выходят за рамки процессуальных действий и начинают выяснять отношения прямо в зале суда. Причиной такого поведения может стать, например, реакция на «понижение Я» или восприятие соперника с коэффициентом.

В первом случае ущемленное самолюбие толкает человека не только на мелкую месть, провокации и разного рода тычки и оскорбления, но и на необдуманные шаги (скажем, заявление никому не нужных ходатайств). Все это имеет очень мало отношения к юриспруденции и, как правило, продиктовано лишь желанием доказать, что ты тоже не лыком шит и кое-что из себя представляешь.

Другая опасность таится в ситуации, когда мы по каким-то причинам воспринимаем противника с коэффициентом — то есть он кажется нам странным и каким-то не таким. Например, он может быть слишком молод, излишне суетиться или откровенно страдать ерундой. Или на нем могут быть ботинки, которые нормальные адвокаты не носят. Дряхлый дедушка в мешковатой одежде и доисторическим слуховым аппаратом тоже не вызовет своим видом особого трепета. А иногда можно было бы и не зацикливаться на том, что соперник надел костюм поверх свитера, если бы ему хватало правовой квалификации и он хотя бы немного понимал, о чем говорит.

Однако люди нередко валяют дурака. Недооценить оппонента, отвлекшись на его маскарад, - значит с большой долей вероятности попасться в ловушку, чтобы после схлопотать удар под дых. И потому, будь то шахматы, судебное разбирательство или обычная жизнь, мы должны сохранять объективность и хладнокровие, потому что хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Комментарии

* — Отмеченные поля заполняются обязательно