Квантовые эффекты в юриспруденции. Эффект второй: нейтрино. ЮрЭтюд

Я продолжаю серию несерьезных заметок о квантовых эффектах в юриспруденции. Первая из них «АдвоКОТ Шредингера» была посвящена «суперпозиции» правового конфликта и факторам, влияющим на победу в нем. Эта заметка о втором эффекте, тут и там встречающемся в судебных спорах.

Предлагаю задуматься над следующими вопросами, навеянными отчасти практикой автора, отчасти материалами СМИ:

  • Можно ли сменить руководство в организации по управлению правами авторов на коллективной основе (Российское Авторское Общество) с полным игнорированием процедуры созыва конференции, при отсутствии кворума для переизбрания авторского совета, при неимении доказательств собственно выбора делегатов для голосования – да так, чтобы суды согласились с законностью такой смены?
  • Реально ли при наличии права требования в размере 3-5 млн. рублей ввести процедуру конкурсного производства так, чтобы кредитор с требованиями в несколько миллиардов рублей оказался лишен возможности влиять на ход банкротного процесса?
  • Возможно ли истребовать имущество (в данном случае – акции НК «Башнефть») спустя 19 лет после того, как оно было отчуждено?

Для юриста эти вопросы сродни тому, о чем неизменно спрашивают физиков: «А можно ли пройти сквозь стену?». И значит опытный юрист, как и знающий физик, не станет спешить с ответом.

Обратимся к истории открытия нейтрино – нейтральной фундаментальной частицы с полуцелым спином.

В 20-е годы прошлого века ученые-физики столкнулись с чудовищной проблемой: непрерывность спектра электронов бета-распада ставила под сомнение закон сохранения энергии! В какой-то момент Нильс Бор даже выступил с идеей несохранения энергии, но, к счастью, нашлось иное объяснение.

Молодой, но уже признанный коллегами профессор Вольфганг Паули в частном письме к участникам конференции по физике в Тюбингене в качестве «крайнего средства» (по его собственным словам) выдвинул идею о том, что «потерянную» энергию уносит некая еще неизвестная и незаметная частица. А чуть позже итальянец Энрико Ферми разработал математическую теорию бета-распада с участием частицы, предложенной Паули. С легкой руки Ферми эта частица и получила ласковое имя «нейтрино» (итал. neutrino), что буквально означает «нейтрончик».


На снимке: первое детектирование нейтрино в пузырьковой камере в 1970 году (иллюстрация Argonne National Laboratory)

Представим себя одной из мириад нейтрино, которая была испущена раскаленным Солнцем и движется со скоростью света сквозь бескрайнюю галактику. Мы летим в полной темноте и абсолютной пустоте и вряд ли испытываем какие-то особые чувства. Разве что нас радуют скользящие мимо блестящие частицы (если это, конечно, возможно, ведь скорость света есть предельная скорость во вселенной, так неужели что-то действительно может пролетать мимо нас?). Что ж, так или иначе, но совершенно точно всего через 8 минут и 20 секунд мы достигнем Земли, проникнем в ее атмосферу… и продолжим свое путешествие в полной пустоте и темноте, ни чуть не снижая скорость полета. Менее чем через 0.04 секунды мы покинем атмосферу Земли и устремимся дальше в своем странствии. За эти 0.04 секунды мы тысячекратно пронзим стены и прочие бетонные перегородки!

И тогда правильный ответ на вопрос «Можно ли пройти сквозь стену?» – «Смотря кто попытается». А значит на все юридические вопросы, поставленные выше, мы можем сказать то же самое. В этом и состоит второй квантовый эффект в юриспруденции.

Комментарии

* — Отмеченные поля заполняются обязательно