Квантовые эффекты в юриспруденции. Эффект первый: адвоКОТ Шредингера. ЮрЭтюд

Сегодня только ленивый не говорит о квантовом подходе к управлению реальностью, и существуют даже «секретные» инструкции о том, как повелевать миром, не привлекая внимания санитаров =) (их непременно подскажет Яндекс, если ввести соответствующий запрос). И я – в определенной степени несерьезно – тоже выявил три квантовых эффекта, которые проявляются и в праве, и в юридических конфликтах.

Эти факторы будут последовательно изложены мною в нескольких заметках. И первая из серии – шуточная статья с весьма серьезным выводом в конце – посвящена тому, что правовой конфликт находится в состоянии суперпозиции ровно до того момента, пока суд не поставит в деле точку.

Вспомним пресловутого кота Шредингера. Желая наглядно продемонстрировать состояние суперпозиции (смешения) двух состояний – а именно, распавшегося и нераспавшегося ядра – ученый запер кота в стальной камере наедине со счетчиком Гейгера и колбочкой с синильной кислотой. Распадись хотя бы один атом внутри счетчика, сразу разрядится считывающая трубка, после чего сработает реле, спускающее молот, который разобьет колбочку с синильной кислотой – и кот погибнет. Не распадись атом – и с котом ничего не произойдет. И тот, и другой вариант развития событий одинаково вероятны. Но чтобы система, наконец, перестала существовать как смешение двух состояний, и несчастное животное больше не балансировало между жизнью и смертью, достаточно лишь заглянуть в ящик и посмотреть – ну как там кот? До тех пор же, пока ящик заперт, кот и жив, и мертв одновременно.

Так и в юриспруденции. Пока судья не вышел из совещательной комнаты, правовой результат по делу находится в суперпозиции и может быть в пользу любой из сторон или вообще занять некое промежуточное положение (например, когда иск удовлетворен лишь в части). Однако, если кот в вышеописанном эксперименте равновероятно жив и мертв, то когда дело касается права, весы уходящей в совещательную комнату Фемиды все-таки клонятся в одну из сторон более определенно.

Рассуждая в рамках этой метафоры, можем предположить, что все юридические доводы и аргументы направлены на формирование существующей пока только в мыслях реальности, и лишь итоговое решение суда по делу проявит эту реальность окончательно и бесповоротно. Именно тогда в этом материальном мире и будут определены права и обязанности сторон, принадлежность имущества, и линии будущей жизни тоже будут описаны более или менее четко.

Такая вот аналогия. Хотя, конечно, она описывает происходящее на самом деле лишь приблизительно. Существующие в реальности системы правоотношений более устойчивы и менее подвержены спонтанным изменениям (читай – случайным распадам), чем ядра электронов в счетчике Гейгера. И потому решения судов более определяются действиями и доводами сторон, чем судьба кота в эксперименте  Шредингера.

И если говорить об этом чуть более серьезно, то я делаю два очень важных для себя вывода, и в первую очередь о том, каким образом мы можем влиять на исход правового конфликта.

За более чем 12 лет работы бизнес-адвокатом и в процессе участия более чем в 100 правовых конфликтах я убедился, что система факторов гораздо шире, чем может показаться на первый взгляд.

В одной из своих заметок из серии «Правовые шахматы» «Прав по закону, не прав п
о суду»
я выделял следующие составляющие успеха:

  • правовая квалификация спора;
  • фактические обстоятельства дела;
  • легитимность в глазах общественности;
  • лицо, принимающее решение по делу;
  • фигура оппонента по делу.

О каждом из них можно говорить много, хотя и не все мысли и выводы могут быть последовательно и критериально выражены в тексте и даже в личной беседе.

Позднее в книге «Слепая зона…» я добавил к факторам, от которых зависит исход дела, также и отношения внутри юридической команды, и внутреннюю готовность клиента и адвоката к достижению результата. Они проявляются в выборе работающих или неработающих методов, в установлении продуктивных отношений и проч.

По ряду дел мы можем также заметить влияние политических факторов и прочих бо´льших систем на результаты процесса.

И наша задача в своем пределе: влиять на все эти факторы и системы, чтобы вывести проект в нужную точку.

Это первый большой и важный вывод. Второй же – попроще:

Ни в коем случае не стоит переставать бороться и праздновать победу, пока она на самом деле не состоялась.

Квантовые психологи говорят, что причинно-следственных связей не существует. Я в это не верю – по крайней мере применительно к миру людей, где действуют тяжелые и горячие тела (ведь как известно, квантовые эффекты проявляются при сверхнизких температурах и при работе со сверхмалыми массами). Но практический вывод из этого утверждения все-таки сделать можно.

На прошлой неделе я принимал участие в суде, где, как мне казалось, решение совершенно неминуемо должно было состояться в пользу моего клиента. После выслушивания всех позиций по делу суд объявил перерыв. В следующем заседании – через неделю – мы должны были выступить в прениях, а суд удалиться на совещание. И вообще-то это верный признак того, что не все еще готово для принятия решения. (Ведь обычно прения в гражданских делах занимают не больше 3 минут, а вместе с принятием решения – всего 15).

Тому, что суд не готов поставить точку сегодня, могло быть множество причин, не все из которых напрямую связаны с нашим делом. (В конце концов, вдруг у кого-то день рождения и надо срочно бежать). Однако через неделю будучи совершенно уверенным в выигрышности своей позиции, я ничего не стал добавлять в прениях. И мы проиграли, хотя я ожидал совсем иного.

Не знаю точно, могло ли мое выступление в прениях повлиять на что-то, но я понял, что никогда нельзя даже мысленно заранее отмечать победу, думая, что дело уже в шляпе. Нужно до самого последнего момента исходить из того, что «еще не все предрешено» и «работу малую висок еще вершит».

 

Комментарии

* — Отмеченные поля заполняются обязательно