Трагедия «общего дела» ЮрЭтюд

Что общего между следующими ситуациями, кроме того, что все они взяты из реальной жизни (а юридические ситуации - из практики автора)?

  • Союзнические войска объединяются для совместной победы над общим врагом, но по мере того, как победа близится, каждая из сторон старается сократить меру своего участия в общем деле. Ведь нет смысла тратить силы и средства, если победа случится и без этого, а прийти к финалу войны истощенным и изможденным - значит купить победу для своих соратников за свой счет (тем более, что усилия эти все равно не будут учтены при разделе территории и ресурсов между союзниками).
  • Конкуренты по бизнесу ввязываются в «ценовые войны», снижая стоимость своих услуг и теряя прибыль. Не имея возможности предоставить качественный продукт по низкой цене, они также формируют негативное восприятие у клиента и несут репутационные потери.
  • Рыболовецкие суда наращивают размер улова, уничтожая поголовье рыбы и снижая таким образом свои будущие уловы - вместо того, чтобы договориться и установить лимит на вылов, что повысило бы рыночную стоимость рыбы, помогло бы увеличить ее поголовье и обеспечило бы благосостояние участников такого соглашения на долгие годы.
  • Товарищества собственников жилья или жилищно-строительные кооперативы обычно проигрывают дела о захвате общедомового имущества, потому что вместо того, чтобы финансировать работу юристов и экспертов по делу, каждый хочет решить эту задачу за счет другого. В итоге спорные помещения остаются в частной собственности, кооператив лишается потенциального источника дохода в виде аренды, каждый житель вынужден скидываться на ремонт и качество жизни всего дома в целом ухудшается.
  • По итогам длительного корпоративного конфликта стороны договариваются о совместной продаже бизнеса. При этом финансовые вложения в бизнес (оформление активов, приведение документации в порядок и прочая «предпродажная подготовка бизнеса») может повысить прибыль от его продажи в 1,5–2 раза. Однако каждая сторона вступает в сепаратные переговоры с потенциальными покупателями, пытаясь повысить свою прибыль и снизить сумму, которую получит другой акционер, и ни одна из сторон не вкладывает средств в «зачистку» бизнеса. В итоге бизнес не продан, а ликвидирован путем банкротства, и каждый из акционеров получил в семь раз меньше, чем мог бы получить, сотрудничая.
  • Антикварное сообщество России не принимает участия в формировании правил оборота антиквариата, ведь для этого необходимо совместное привлечение профессиональных юристов, инициирование конференций и парламентских слушаний для построения управляемой дискуссии и формирования тезисов и подходов к решению насущных проблем оборота. Необходимо инициирование «тестовых» судебных заседаний с профессиональным сопровождением принятия судебных актов в пользу интересантов и формирования таким образом судебной практики. В это время организации по управлению правами авторов на коллективной основе проводят свою политику, грозящую коллапсом рынку в целом.

Перечень примеров можно продолжать, но общее правило тут одно: «Каждый индивидуально имеет собственные стимулы к тому, чтобы делать то, что в конечном счете приводит к худшему результату как для всех, так и для каждого».

В книге «Теория игр. Искусство стратегического мышления в бизнесе и жизни» авторы приводят следующие предпосылки для эффективного сотрудничества в каждой из подобных ситуаций:

  • Во-первых, должны быть установлены ясные правила - кто именно может входить в группу заинтересованных в групповом решении лиц. Этот критерий может быть определен членством в ассоциации, правом собственности на квартиру или акцию, соглашением между участниками.
  • Во-вторых, необходимо установить ясные правила допустимого и запрещенного поведения - ограничения по времени использования общего ресурса, минимальный объем вложений каждого из участников, запрет на осуществление определенных действий отдельно и четкое указание лиц, уполномоченных совершать то либо иное действие.
  • В-третьих, система санкций за нарушение должна быть прозрачно описана и понятна каждому вовлеченному в «групповую игру». Необязательно иметь тщательно разработанный кодекс поведения на бумаге, но последствия должны быть ясными и эффективными. Что мы можем понимать под санкциями? Моральное осуждение, доставляющее дискомфорт, лишение прав на будущее, денежные штрафы и санкции, исключение из сообщества с запретом заниматься деятельностью, привлечение к юридической ответственности.
  • В-четвертых, важно иметь работающий инструментарий выявления недобросовестного поведения. Это может быть соглашение о недопущении сепаратных встреч и переговоров, а допущение только лишь командных, совместных встреч, установлении графиков исполнения обязательств и контрольных точек по их исполнению, назначение ответственных лиц, контролирующих соблюдение правил.

Но и при надлежащем исполнении каждого из четырех положений дилемма защиты общих интересов никогда не исчезнет полностью и будет существовать даже в наилучшим образом организованных системах. К сожалению, никакой контроль и мониторинг не может свести соблазн к нулю.

В конечном счете это игра в доверие, и у нее бывает лишь два исхода - все сотрудничают друг с другом и итоговый результат устраивает всех либо же каждый смотрит на другого и совместный проект очень быстро сходит на нет. Но вопрос, можем ли мы доверять и можно ли доверять нам, так или иначе всегда остается.

Комментарии

* — Отмеченные поля заполняются обязательно