На разрешение конфликта вокруг отеля Four Seasons понадобилось 4 года. События

На прошлой неделе в кассации (Арбитражный суд Московского округа) мы завершили дело о реконструкции люксового отеля Four Seasons в Санкт-Петербурге – знаменитого «Дома со львами» рядом с Исаакиевским собором. Речь о 3,8 млрд рублей, которые бывший строительный подрядчик компания «Интарсия» должна выплатить фирме «Тристар инвестмент холдинг». Дело длилось более 4 лет  – с 21 февраля 2013 г. по 2 марта 2017 г. И, подводя черту, мне, признаться, есть что вспомнить.

В первой инстанции мы проиграли 700 млн рублей, а во второй и третьей выиграли беспрецедентные 3,8 млрд рублей.

При проведении первоначальной экспертизы камеры наблюдения гостиницы засняли, как общаются эксперты-строители с представителями оппонента на объекте при посредничестве некоего «мужчины в кепке». Детализация телефонных переговоров показала, что эксперты неоднократно созванивались и обменивались смс-сообщениями с «Кепкой», а «Кепка» в свою очередь любил общаться с юристом наших оппонентов. Но в отводе экспертов нам было отказано (как я понимаю, чтобы избежать скандала), а юрист противной стороны не дала информации о своих входящих и исходящих вызовах со ссылкой на то, что ее телефонный номер оформлен на отца – федерального судью, и, следовательно, детализация соединений по нему является охраняемой законом тайной.

В первой инстанции экспертиза была проведена на основании 43 коробок с документами, представленными оппонентами. При этом содержание этих коробок не было известно ни нам, ни суду. Последний их не вскрывал, не описывал и к делу не приобщал: так и направил на экспертизу, указав, что это «не материалы дела». Впоследствии этот факт послужил поводом для назначения по делу повторной экспертизы в апелляции.

В итоговом заседании в апелляции оппоненты были против того, чтобы мне дали высказаться первым (наш иск был встречным и по процессу мы должны были выступать после них). И я доложил позицию на 3,8 млрд рублей по этому невероятно сложному делу всего за 3,5 минуты – мне нужно было успеть в роддом забрать домой жену с новорожденной дочкой.

А в целом в апелляции дело слушалось чуть более четырех часов. Судьи учли, что мы вышли в процесс с трехчасовой задержкой и что я опаздывал в роддом, и, к счастью, удовлетворили мое ходатайство об изменении порядка судебного заседания. Так что моя фамилия в Постановлении апелляции по делу – формальность. На самом деле за меня там отбивались мои коллеги.

Всего по делу было подано 5 кассационных жалоб от основного оппонента и его конкурсных кредиторов, а мы написали толстые отзывы на каждую из них. Но слушались только одна жалоба и лишь один отзыв, остальные же были прекращены по процессуальным основаниям.

Из первой инстанции дело ушло в количестве  230 томов. Из апелляции – уже 520-томным. Это рекордно много для небанкротного дела.

Теперь я очень хорошо знаю, что такое исполнительная документация в строительстве.

Сейчас параллельно расследуется уголовное дело, по которому один из руководителей оппонента объявлен в розыск (дает интервью по телефону из Лондона), а второй сидит под домашним арестом. В газетах пишут, что на имя В.В. Путина поступило обращение обвиняемого по делу о его незаконном уголовном преследовании – значит дело вышло на самый высокий уровень.

Последние два года мы попадали в ТОП-30 рейтинга «Право.ru-300» по направлению «коммерческая недвижимость и строительство». Если честно, я думаю, причиной тому – это дело.

Комментарии

* — Отмеченные поля заполняются обязательно